чб

Дураков нет, а дороги -- только следствие.

В фейсбук написал, и сюда скопирую.

1-s2.0-S0014292110000449-gr4


Сейчас я объясню, что изображено на этой картинке, и она сделает грустной не только меня, но и вас.

Это картинка из статьи про самоорганизацию людей в России из журнала European Economic Review моего давнего знакомого Бенедикта Херрмана. В Россию он впервые попал в конце восьмидесятых, и с тех пор пытается понять ее умом и измерить общим аршином.

Общим аршином в самоорганизации становятся экономические игры с общим благом. Это когда люди складывают розданные организаторами деньги в общий котел, его содержание удваивается и затем раздается всем поровну. Если все сдадут по рублю, обратно получат по два. Если по рублю сдадут все, кроме одного захребетника, то все получат немногим меньше двух рублей, в том числе и этот захребетник. Возможность проехаться на общественном горбу манит, социализм без санкций работает плохо. Средний вклад в таких играх вначале составляет около 40% от раздаваемых в игре денег и в повторяющихся играх падает. Если только организаторы не дают игрокам возможность штрафовать друг-друга.

Штрафы преображают игру. За каждый свой рубль игрок может сделать так, что организаторы отнимут у другого игрока сразу три. Это приводит к тому, что в уже в первом раунде игры средний вклад превышает 50% и растет в повторяющихся играх. Штрафы подключают прошитые у людей в мозгах механизмы справедливости. Те, кому не жалко денег на общее дело, начинают наказывать захребетников наказывать. В результате тех, кому не жалко делег на общее дело, становится больше. Но только не в России.

Теперь смотрите на картнку. Черные треугольники означают игры с наказаниями, белые кружки -- игры без них. На двух правых графиках -- Швейцария. Там все нормально, как привыкли экономисты. В игре с добровольными санкциями вклад в общее дело больше, чем без них. Если вводят возможность санкций, эффективность растет -- правый черный треугольник выше левого белого кружка. Если наказания убирают, эффективность общего блага падает -- правый белый кружок всегда ниже левого черного треугольника.

В России -- два левых графика -- все не так. Во второй игре вклад в общее благо _всегда_ меньше, чем в первой. Вводят наказания или, наоборот, их убирают. В результате страдает вклад в общее благо и падает отдача от него.

Отсюда и печаль. Печаль, потому что в России не работают самые базовые, сведенные до простейших стимулов, механизмы самоорганизации общества. Почему в Швейцарии и прочей Европе, США и Юго-Восточной Азии работают, а в России не работают? Потому что дураков нет. Нет ни там, ни тут. В других работах Херрман показывает, что и на Западе, и на Востоке "хорошие" игроки, те которые много дают в общий котел, штрафуют "плохих". А у нас -- наоборот. Средний вклад штрафующего не превышает, а то и ниже среднего вклада "штрафуемого" Ну и зачем тогда стараться.

Я убежден, что главная беда России именно в этом. Дороги -- только ее следствие, а дураков нет. Почитайте, вот и Сбер с Левадою то же самое говорят: http://palm.newsru.com/finance/07feb2013/doverie.html
чб

Шрифт Брайнина



Художнику Владимиру Брайнину удивительно удаются строительные заборы и провода. Особенно те провода, которые на строительных заборах. А также грозовое небо, облупившаяся штукатурка и бело-красные полосатые трубы в промзонах. На все это хочется смотреть и смотреть. Именно этим мы занимались сегодня, в последний день выставки Брайнина в Новом Манеже -- небольшом выставочном помещении сразу за Колонным залом Дома союзов.
Read more...Collapse )
чб

Высокое искусство

Люди не желали быть внутри изб — там на них нападали думы и настроения, — они ходили по всем открытым местам деревни и старались постоянно видеть друг друга; кроме того, они чутко слушали не раздастся ли издали по влажному воздуху какого-либо звука, чтобы услышать утешение в таком трудном пространстве. Активист еще давно пустил устную директиву о соблюдении санитарности в народной жизни, для чего люди должны все время находиться на улице, а не задыхаться в семейных избах. От этого заседавшему активу было легче наблюдать массы из окна и вести их все время дальше.
Андрей Платонов. Котлован


IMG_6614

В Роснано опять выставка современного искусства — художник Константин Батынков. На всех его развешенных в холле картинах перемещаются массы людей, а в белом небе что-то летает. В воздухе парят самолеты, вертолеты, подводные лодки, инопланетные корабли, гоночные автомобили и лыжники. Чаще всего вертолеты — их много и каждый выписан со знанием дела.

Read more...Collapse )
чб

Ненастоящий треш

Ну, поехали.

DSC02633
Учредитель арт-галереи «Триумф» Емельян Захаров катает колесо, отпечатки которого символизируют человеческую жизнь.
Все картинки кликабельны -- открываются в большом размере на flickr




В то, что я превращаюсь в арт-обозревателя Роснано я понял, когда за час до открытия выставки Recycle заглянул на восьмой этаж. К этому времени галерист Наташа и художник Андрей уже проделали дырку в бумажном мешке с надписью «сухая смесь» и сыпали серый порошок в черную деревянную рамку на полу. Потом они разровняли сухую смесь садовыми граблями и стали катать по ней большую автопокрышку со странным рисунком проектора. «Надо бы перевернуть,— вздохнула Наташа, всматриваясь в след от покрышки, — все будут заходить с другой стороны, а оттуда может быть непонятно». Посмотрев и так и эдак, я уже готов был признаться, что мне непонятно с обеих сторон, как вдруг квадратики в песке сложились в фигурки людей.

DSC02636
Наталья Нусинова из галереи «Триумф» — это она придумала сделать выставку в Роснано



Андрей объяснил, что фигурки отсылают зрителя к шумерским рельефам и символизируют бесконечный цикл человеческой жизни — всякую суету сует, которая оставляет в вечности след такой же эфемерный, как вот эти отпечатки на смеси песка и цемента. Я подумал, что в смесь можно добавить воды и от этого следы станут более долговечными, но успел сказать этого вслух. Стоявший рядом советник председателя правления Роснано Михаил Слободинский посмотрел на часы и заметил, что времени осталось в обрез — открытие выставки назначено на шесть тридцать.

DSC02631
А вот и сам шумерский рельеф.



Кроме колеса, выставка состояла еще из двух экспонатов — стенда из алюминиевых банок «Изгнание из рая» и стенда из литой полиуретановой резины «Культурный слой. Пресс». Если отойти от стенда с банками, они действительно начинали складываться в мотив знаменитой фрески Микеланджело. Исключение составляла центральная часть, где предполагался змей-искуситель — она на расстоянии еще сильнее напоминала рекламу бараночной фабрики, чем вблизи.

DSC02637
Гость выставки Настя смотрит на «Изгнание из Рая» в стиле вторичной переработки



Резиновый стенд, напротив, казался интереснее вблизи — одноразовые стаканчики, корпуса мобильных телефонов и прочий мусор были отлиты из резины очень точно — вплоть до логотипов производителей и прочих мелких надписей. Художники объясняли, что таким образом они как бы избавляют планету от мусора, утилизируя его в своих объектах.

На самом деле, получилось ровно обратное, ведь стаканчики и битые телефонные корпуса никуда не делись, они были скопированы — то есть не переработаны, а умножены. На алюминиевые банки пошла краска и лак, плюс материал для того, на чем они крепятся. Но всерьез рассуждать об этом — все равно, что спорить, символизирует след от дизайнерского протектора человеческую жизнь, или все-таки не очень.

DSC02644
Резиновый стенд «Культурный слой» очень похож на настоящий мусор, покрытый черной краской. Но все-таки он ненастоящий.



Жаль, что экспонатов было всего три, и не по вине художников. Самые интересные объекты просто не влезли в Роснано — что-то не прошло в дверной проем, что-то в лестничный пролет, а для чего-то в собранном виде потолки оказались слишком низкие. Не смогли принести, например, трехмерный женский торс из сотен десятикопеечных монет, подвешенных на еле заметных нитях. Был еще дистанционно управляемый стенд с ферромагнитной жидкостью — водишь рукой по планшету, а на жидкости твои движения повторяют фантастические черные ежи. Но в этом эспонате плескался керосин, и пожарные запретили бы проносить его в здание.

DSC02668
На самые интересные экспонаты пришлось смотреть в iPad



А вот тому, что к нам не доехал витраж «Житие. Гомер» из вилочек для канапе, пародирующий витражи Нотр-дама с житиями святых, я только рад. Все-таки это богохульство, а я такого не люблю. Кто хочет, может на «афише» полюбоваться http://www.afisha.ru/exhibition/photo/63182/

DSC02686
Художник Андрей Блохин, который вместе с художником Егором Кузнецовым превращает мусор в искусство и наоборот

чб

Современного искусства пост

Вчера в Роснано можно было увидеть Олега Кулика, Синих Носов и других известных персонажей современного искусства. В виде фотографий и работ, а не натурой, конечно. Это привез показать свои картины Пьер-Кристиан Броше -- известный коллекционер русского современного искусства. Сын французских физиков, подростком он оказался со своим отцом в Новосибирске в начале 70-х годов. Потом вырос и женился на дочери новосибирских физиков, прочно связав свою биографию с Россией.

Смотреть работы без его рассказов на правильном русском языке с приятным французским акцентом -- пустое дело. Ну что такого в двух черных квадратах, подвешенных друг над другом? А Пьер расскажет не только историю художника Николая Маценко, которую сделал "копию №13" с картины Малевича, но и пояснит, что черный квадрат хорош не только сам по себе, но и является предтечей пикселя. И вот уже понятно, от кого вести родословную визуальных цифровых технологий -- конечно, от Малевича. Ну да лучше один раз увидеть:

Черно-белое фото Олега Кулика "Я кусаю Америку, Америка кусает меня".

DSC02475a


В 1997 г., когда был сделан этот снимок, Олег Кулик прожил в Нью-Йорке в клетке 14 суток. Возможно, пес в исполнении Кулика -- символ стереотипа об СССР и, особенно, о сотрудниках КГБ, которые казались иностранцам "бешеными псами", -- считает Броше.

Павел Пепперштейн (Пивоваров). Парень в американской рубашке. 2005. Холст, акрил, 110x110.

DSC02451a


С одной стороны, объясняет Броше, это выражение американского патриотизма, с другой -- судьбы многих русских ученых, эмигрировавших в США.

Владимир Дубосарский, Александр Виноградов. 2008. Мишки. Холст, масло. 150x200.

DSC02495a


В известную картину "Утро в сосновом лесу", -- рассказывает Пьер, -- попала юная посетительница Третьяковской галереи. Переместилась во времени и пространстве, с кем не бывает. Она очень боится медведей.

Вот только претензии тут должны быть не к Шишкину, который хорошо умел рисовать только пейзажи, а к его другу Константину Савицкому, изобразившему животных на картине.

Современным художникам, наверное, Шишкина не понять -- трудно представить, чтобы кто-то чего-то не нарисовал, только потому что не умеет. Только в Олеге Кулике я почему-то уверен: если ему предложить изобразить не собаку, а к примеру, кота -- он, как настоящий профессионал, откажется.

А еще я понял, в чем драйв коллекционирования современного искусства. Если ты купил Рембранта, Рембрант начинает работать на тебя, но ты слабо можешь повлиять на рост его рыночной стоимости. А в случае contemporary art коллекционер становится главной частью своей коллекции. От того, как он будет выставляться, пропагандировать, объяснять, рассказывать, восхвалять, воспитывать балбесов-художников -- и зависит в основном стоимость его коллекции. А не от того, умеют ли этих художники рисовать медведей. Движуха!
чб

фото на совещании

Хотите вызвать приступ агрессивной тоски у дизайнера? Попросите его поставить фото с пресс-конференции или делового совещания. От фотографий президиумов или столов переговоров сводит скулы -- они похожи друг на друга, в них нет ни динамики, ни эмоций, ни геометрии. Спасти нервные клетки дизайнеру может необычный ракурс. Вот посмотрите, как я снял американского министра энергетики и нобелевского лауреата Стивена Чу. Он приехал в РОСНАНО столь внезапно, что мы не успели подрядить фотографа и вот пришлось самому взять в руки шашки камеру. Ну да, тут еще цветокоррекция не помешает.

чб

Без запаски

Поставил тут на себе эксперимент и окунулся в неизведанное.

Уже неделю езжу на Volvo V60, которую можно по пальцам в Москве пересчитать. У нее нет запаски, клиренс 13 см, новый двигатель -- потенциальный источник сюрпризов, новая коробка-робот -- еще один источник и буксировать нельзя если что, самый маленький багажник в своем классе, и сама она дорогая и запчасти и сервис дорогие. Один коврик резиновый в багажник шесть тысяч стоит, мыслимое ли дело? Немыслимое, конечно -- вот я и не стал коврик покупать.

А еще выбирал за глаза, по интернету -- потому что на момент выбора в России таких просто не было.

И чего я в ней нашел? Безумство одно, да и только. Прекрасное безумство.
Volvo V60 front

Выбирать, кстати, было особенно не из чего. Пассатов вариантов в России старых уже нет, а новых нет еще, Форд бебебе, Опель не завелся даже в салоне, Мазды нет, того нет, этого нет. Дилеры в России традиционно не любят универсалы. А я их люблю, и тоже традиционно. Вольво нравилась всегда -- и вот поди влюбился до серьезных отношений. Ну и эксперимента захотелось -- кризис, знаете ли, среднего возраста. Разве можно равнодушно пройти мимо такой задницы?

Volvo V60 rear
По мне так решительно нельзя.

Под капотом новый турбированный двигатель, 1,6 л, 180 л/с -- только начали производить в этом году. Посмотрим, как ему наш бензинчик. Объем кажется маловат, но на тестдрайве брата-седана S60 показал себя зверем. Также как и коробка-автомат PowerShift с двумя сцеплениями. Штука тоже новая и на русских дорогах необкатанная. Из электронных примочек есть SitySafety -- на небольшой скорости должна сама тормозить перед препятствиями -- например, багажником внезапно вставшего в пробке автомобился. На реальных багажниках пока тестировать боюсь, вдруг выйдет как на знаменитом ролике?



Прочих примамбасов, которые описывает в тест-драйве гениальный авторепортер Седельников (говорят, это псевдоним человека, который пишет в газете.ру скучные статьи про политику), у меня нет.

Так что посмотрим, как работают хваленые шведские нанотехнологии.

UPD. Сейчас узнал -- в Москве Volvo продала 12 V60, всего в Россию импортировано -- 25, причем большинство -- через представительство, т.е. для тестдрайвов. Так что нескоро на дорогах еще увижу близнецов. В "Обухове" сейчас заряжают трехлитрового полноприводного 300-сильного монстра. Хочу потестить.
чб

Атлант расправил и заправил

Сегодня нашел в "Даре" Набокова кусок точно про "Атлант расправил плечи". Тут все в точку: и "нечто в высшей степени антихудожественное", и простота воображения автора и солдатская сказка. Которую -- взялся за гуж -- продолжаю читать.

Цензура  разрешила печатание его [романа "Что делать"]в "Современнике", 
рассчитывая на то, что вещь,  представляющая
собой "нечто в высшей степени антихудожественное", наверное уронит авторитет
Чернышевского, что его просто высмеют за  нее. И  действительно, чего стоят,
например, "легкие" сцены в романе: "Верочка была должна выпить полстакана за
свою свадьбу, полстакана за свою мастерскую, полстакана за саму Жюли (бывшую
парижскую проститутку, а ныне подругу жизни одного из  героев!). Подняли они
с Жюли шум, крик,  гам... Принялись бороться, упали обе на диван... и уже не
захотели  встать,  а только продолжали кричать,  хохотать,  и обе  заснули".
Иногда  слог смахивает не  то  на солдатскую  сказку, не  то  на... Зощенко:
"После чаю... пришла она в свою комнату и прилегла. Вот она и читает в своей
кроватке, только книга опускается от глаз, и думается Вере Павловне что это,
последнее время,  стало мне  несколько  скучно иногда?" Много  и  прелестных
безграмотностей, -- вот образец: когда медик, заболевший воспалением легких,
призвал коллегу, то: "Долго они щупали бока одному из себя".
     Но никто  не смеялся. Даже русские  писатели не смеялись. Даже  Герцен,
находя, что  "гнусно написано", тотчас оговаривался: "с другой стороны много
хорошего, здорового".  ВсЈ же, далее, не удержавшись, он замечает, что роман
оканчивается не просто фаланстером, а "фаланстером в борделе". Ибо, конечно,
случилось неизбежное:  чистейший  Чернышевский  --  никогда  таких  мест  не
посещавший,  --  в  бесхитростном  стремлении   особенно  красиво  обставить
общинную  любовь,   невольно  и  бессознательно,  по  простоте  воображения,
добрался как  раз  до ходячих  идеалов,  выработанных  традицией  развратных
домов: его веселый вечерний бал, основанный на свободе и равенстве отношений
(то  одна,  то  другая  чета  исчезает и  потом  возвращается  опять)  очень
напоминает, между прочим, заключительные танцы в "Доме Телье"